Рынок жилой недвижимости

Налоговый ветер меняется

20.06.2017KinnisvaraBlog

Около года назад городу и миру сообщалось, что Министерство финансов решило заменить налоговую «картину маслом» с тонкими нюансами на чёрно-белую графику во всём, что касалось права на зачёт включённого НСО при покупке или аренде квартир под служебные помещения.

Минфин тогда сказал: если предприятие покупает новую квартиру, то разговоры о намерении использовать её для бизнеса не дают права на зачёт уплаченного налога с оборота. Слишком много было примеров, когда сразу после покупки заставленную конторскими столами квартиру (для возможной демонстрации налоговым службам) в течение недолгого времени от офисной мебели освобождали и становилась она нормальной жилой площадью для руководства фирм. Исключением могли быть только квартиры, покупавшиеся для создания мини-гостиниц, существование которых легко доказывалось денежным приходом.

В остальных случаях Минфин вводил правило: если объектом сделки становилась квартира, оснований зачёта НСО не появлялось по определению. Однако некоторые настырные предприниматели спорили с этим, опираясь на закон о налогообложении, где постулирован принцип приоритета существа сделки над её формой. Жизнь — доказывали предприниматели — не помещается в прокрустово ложе бюрократического шаблона. Приходите и смотрите — говорили они: купили квартиру, но в ней парикмахерская, бар, приёмный пункт, контора, наконец. И бизнес всё-таки доконал Минфин. По словам самого информированного консультанта по налоговому праву, аудитора Тыниса Якоба, с начала нынешнего года позиция Минфина стала, не в пример прошлогодней, значительно более гибкой. Якоб приводит слова Минфина (из опубликованного комментария ко второму пункту второй части шестнадцатой статьи закона о налоге с оборота): «Для готового и получившего разрешение на эксплуатацию строения назначение указано в разрешении на эксплуатацию. При этом следует исходить из того, как строение или его часть используется фактически. Если по разрешению на эксплуатацию квартира используется как коммерческое помещение, но фактически квартира используется под жильё, она считается жилым помещением. И наоборот, если квартира или иная часть жилого дома используется для хозяйственной деятельности, налогообязанному следует дать возможность пояснить и представить доказательства, чтобы показать, что особняк, квартира или иная часть жилья фактически приобретены для хозяйственной деятельности».

То есть, исходим из сути дела, а не из бюрократического регистра. На изменение позиции в этой ситуации, наверное, не в малой степени повлияло решение Таллиннского окружного суда, где продекларирован был именно такой подход. По этой же логике возможно также облагать НСО сдачу квартиры в аренду, если целью является использование квартиры не для жилья, а для предпринимательства. Впрочем, такая подвижка в подходе к налоговой ситуации совершенно не исключает необходимости доказывать реальное использование жилых площадей. Сразу заметим, что если мотивом для зачёта НСО будет некое мутное намерение устроить в новой квартире гостиницу для проживания периодически появляющегося в городе иностранного члена правления, то от зачёта входящего в цену налога с оборота надо отказаться. Так же, как и при решении определить квартиру (или часть её) рабочим кабинетом иностранного члена правления (где во второй комнате установлена кушетка, обозначающая, что это «комната отдыха»).

Трудно дать чёткий перечень доказательств, необходимых и достаточных для признания квартиры не жильём. Наверное, убедительным доводом будет демонтаж ванны или душевой кабины, а также ликвидация плиты на кухне с приспособлением обоих помещений под конторские нужды (или что-либо иное, явно, предпринимательское). И, конечно, надо понимать, что у налоговых контролёров есть право зайти и посмотреть «кто в домике живёт». При выборе аргументов годится любой творческий подход.

 

Владимир Вайнгорт доктор экономических наук, научный руководитель клуба «Кардис»

Источник: www.dv.ee

Back to Bello home

Copyright by kinnisvarablog.ee.